Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

Среди представителей российского духовенства множество людей, которые занимаются служением в самом разном понимании этого слова. Они идут к тем, кто в них нуждается где бы то ни было и ведут множество разной миссионерской, воспитательной и социальной работы. Одной из многочисленных форм церковной проповеди, как выяснилось, может быть и исполнение песен в музыкальном коллективе. Знакомьтесь: православный священник Дмитрий Николаев, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке Москвы, создатель группы «Летучий корабль». «МИР 24» выяснил, зачем православному батюшке музыкальная группа, и не противоречат ли друг другу такие разные сферы деятельности.

– Отец Дмитрий, вы православный батюшка и одновременно музыкант, создатель группы, автор песен и музыки. Не мешают ли друг другу столь разные занятия?

В общем-то занятие у нас у всех одно – спасти свою душу всеми доступными средствами. Жить так, чтобы Богу доверять, ближних своих беречь, честно делать свое дело, таланты, данные нам Богом, в землю не зарывать. Если так выстраивать себя, то чем бы ты ни занимался, все будет проходить через сито твоих внутренних установок и нанизываться на стержень, которым для верующего человека является Христос. Поэтому я бы не стал противопоставлять эти занятия.

Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

Все, что мне выпадает делать в жизни, я стараюсь воспринимать как служение. Просто проявления его могут быть разные. Молитва в храме, семейная жизнь, посещение больных на дому и в больнице, работа с документами и людьми в церковном министерстве, экспедиции на Север, творческая работа со словом, изображением, звуком – все это формы служения, в которых  мне доводилось находиться и раньше, и теперь.

Правда, есть одно «но»  нужно регулярно задавать себе  вопрос: «Сейчас ты служишь Богу или себе?». И если мы говорим о музыке в моей жизни, стараюсь наполнять ее смыслами, не спекулировать на религиозных терминах и делать  профессиональный продукт, внешне имеющий форму популярной музыки, но в то же время не являющийся развлекательной музыкой.

Стремлюсь к тому, чтобы в человеческой душе происходили изменения, о которых Пушкин когда-то сказал: «и чувства добрые я лирой пробуждал». Понимаете, вокруг очень много музыки, которая пробуждает совсем другие чувства. А чтобы по Пушкину   такой, к сожалению, не очень много. Но душа человеческая хочет добра и света.

Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

– Как вы определили бы жанр, в котором вы играете?

Как правило, музыканты не могут ответить на этот вопрос. Ответ на него — удел критиков и слушателей. Когда создаешь музыку, она начинает жить своей жизнью и уже сама диктует, какой ей стать. А намеренно загонять себя в стилистические рамки – значит что-то потерять в творческом процессе. В случае группы «Летучий Корабль», это видимо слияние бит-музыки, рок-н-ролла, арт-рока. И хотя я (как раз намеренно!) стараюсь в этом проекте обойтись без джазовых элементов, но они всё равно проникают в песни, потому что долгие годы джазовый язык был для меня родным. 

– Когда вы захотели стать музыкантом и начали писать песни?

Это было задолго до того, как я стал священником. В 1986 году, еще когда я был подростком, я услышал музыку, которая меня поразила. В ту пору люди, с которыми я общался, слушали безжизненный Modern Talking и иже с ними, или такие группы, как Metallica, Bon Jovi, Iron Maiden. Или русский рок, который только-только начинал расцветать – «Алиса», «Кино», «Аквариум». А я случайно услышал на одной старой пластинке песню группы The Beatles, и с этого момента все во мне перевернулось, и началось собственное творчество.

Я стал играть на гитаре, хотел пойти учиться в музыкальное училище, но не получилось, поскольку эстрадное отделение отсутствовало, и специальности такой в училище не было. И после восьмого класса я пошел учиться в музучилище на духовое отделение, в класс ударных инструментов. Все это происходило в городе Йошкар-Ола, который до революции носил красивое и сказочное название Царевококшайск. В 16 лет я уже работал в ресторане по специальности, но искал большего, и на третьем курсе перевелся в музучилище города Калининграда, на джазовое отделение, а уже после его окончания приехал в Москву и не сразу, но поступил-таки в Академию Гнесиных. Песни я перестал писать еще в Калининграде, там же полюбил музыку американского трубача Майлза Дэвиса и полностью переключился на инструментальный джаз.

Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

– Как же тогда получилось, что вы стали священником?

Это получилось не вдруг. Длительный болезненный процесс занял более десяти лет. Воцерковление происходило волнами, маятник широко раскачивался туда-сюда. Кризис произошел в 1999 году, когда я все больше стал находиться в церкви и перестал развиваться как барабанщик. Тогда для меня совмещение этих двух сторон жизни казалось неразрешимой проблемой.

Во второй половине 2001 года произошел ряд фундаментальных событий: я женился, окончил академию Гнесиных, поступил в Свято-Тихоновский богословский институт, начал нести послушание в одном из церковных министерств и был рукоположен в сан диакона.

После рукоположения со мной что-то произошло: я забыл всю музыку, которую раньше любил, забыл имена, названия пластинок. Всю предыдущую жизнь мне как будто стерли. У меня началась совсем другая жизнь. И только ближе к 40 годам меня стали посещать мысли о том, что весь этот путь в музыке зачем-то был нужен.

– И тогда вы создали свою музыкальную группу?

Не сразу. Сначала было написание музыки к кино, в основном документальному и анимационному. А на свое сорокалетие я собрал своих друзей (тут-то и появилась группа), и мы сделали концерт, показав часть того, что было мной написано в разные годы. В первом отделении исполнили мои джазовые пьесы, а второе было посвящено песням еще школьного периода.

После этого группа опять растворилась, мы лишь эпизодически встречались, чтобы что-то сыграть вместе. Но стали активно появляться новые песни, которые требовали, чтобы их записали и отпустили на волю. 

Но в минувшем году в городах Берлин и Гамбург за нас уже все было решено наилучшим образом: два православных прихода в этих городах в лице наших друзей выиграли грант на концерты группы «Летучий Корабль» в Германии. Конечно, к этому надо было подготовиться, и это стимулировало репетиционный процесс. Мы снова собрались, стали играть, но в итоге поехали на гастроли не вчетвером, а вдвоем, и не в электрическом, а в акустическом звучании. Мы играли в две гитары, а также использовали рояль.

В процессе подготовки поездки в Германию я понял, что запись большого альбома и сбор средств на него на краудфандинговой платформе надо начинать именно сейчас. Дальше тянуть невозможно.

Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

– А все эти люди, которые поют с вами и играют в группе – кто они? И взаимодействуют ли они с вами как с духовником?

Группа началась с двух человек: я предложил в ней поучаствовать одному нашему певчему, который в прошлом был рок-гитаристом. Его зовут Михаил Осетров, он работает заведующим лаборатории в Тимирязевской академии, и многие акустические концерты мы играем с ним вдвоем. Остальные участники – это те, с кем я раньше учился или играл, или друзья друзей. Все они профессиональные музыканты и участвуют в различных джазовых проектах, поп и рок коллективах, в том числе довольно известных: Павел Протасов, бас-гитарист, играет в группе «Запрещенные барабанщики», гитарист Дмитрий Варшавчик и тромбонист Алексей Панкратов играют у Гарика Сукачева. Барабанщик Александр Зингер играл с Земфирой, сейчас постоянно концертирует с Денисом Мацуевым. Плюс другие прекрасные музыканты: барабанщик Александр Иванов, трубач Вадим Зайдин, саксофонист Дмитрий Кондрашов, Ольга Капустина сыграла с нами на колесной лире. В одной песне нам помогают трубач Салман Абуев, украшающий своей игрой концерты Басты и басист Сергей Никольский – много лет играющий с Алексеем Айги. В студии с нами раньше работали звукорежиссеры Максим Комов и Алексей Белов, а сейчас мой верный товарищ и саунд-продюсер Иван Евдокимов. 

Я хочу пригласить как можно больше своих друзей, ведь группа называется «Летучий корабль». Если прочесть эту сказку (а не посмотреть мультфильм), то там Иванушка-дурачок построил корабль и отправился покорять царскую дочь, а также решать нерешаемые задачи. По пути он собирал людей, которые ему встречались, и они вместе преодолевали все трудности на своем пути. Каждый приходил с тем талантом, который у него был, и каждый оказывался нужен. Так что каждый, кто участвует в нашем проекте, является частью группы «Летучий корабль».

Что касается отношений со мной как со священником – да, с некоторыми людьми складываются такие отношения; кто-то только встает на путь воцерковления, и я стараюсь аккуратно в этом участвовать, кто-то еще далек от этого, кому-то я уже не нужен, – они перешли в другую лигу и общаются с настоящими духоносными людьми.

– Где можно найти записи группы, как послушать ваши песни?

Записей нет, так как мы находимся в процессе записи нашего большого концептуального альбома. Есть несколько разрозненных песен на YouTube, есть записанные и презентованные два сингла с будущего альбома. Постараемся в ближайшее время сделать видео на один из них. Последние два месяца мы поучаствовали в нескольких радиопрограммах, записали две передачи на телевидении, периодически выступаем с концертами.

В октябре мы запустили проект по сбору средств на запись пластинки на сайте planeta.ru в категории «музыка», проект называется «Летучий Корабль поднимает паруса». Поскольку у нас дружественная студия звукозаписи, и музыканты играют со мной тоже по дружбе, средства нам требуются очень небольшие. Но хоть и небольшие, а очень необходимые. Приглашаем всех желающих инвестировать средства в наш альбом, то есть приобрести его прямо сейчас, заранее.

Священник Дмитрий Николаев: «Песни тоже могут быть служением»

– Вы клирик, служите в храме, отец семерых детей, а еще вы командир экспедиций по восстановлению деревянных храмов Севера. И это, вероятно, еще не все? Как вам удается совмещать все эти виды деятельности?

Да, это не все. Еще я еженедельно хожу в больницу, служу там молебен, исповедую и причащаю больных. Несколько лет назад я создал при православной школе отряд барабанщиков и руководил им. Это было очень интересно. С ребятами в возрасте от 9 до 12 лет мы разучивали разные марши и выступали, им это очень нравилось. Сейчас пока с этим пауза.

Периодически пишу какую-то музыку к небольшим фильмам. В связи с этим есть за мной один должок: в 2007 году я написал музыку к документальному фильму «Последняя тайна генерала Каппеля» и пообещал жене, что расширю этот саундтрек и напишу симфоническую поэму для оркестра. До сих пор обещание не выполнил.

Из поездок на север мы привозим много впечатлений, у меня накопился большой материал. Я собираюсь написать об этом книгу. Есть киноматериалы, привезенные оттуда. С ними тоже нужно садиться и работать, чтобы сделать хороший фильм. Все это требует времени и сил, но я все же собираюсь сделать это.

Спектр деятельности довольно широкий. Не все получается, не всегда удается достигать баланса, периодически то одно, то другое страдает. Ведь чтобы делать какое-то дело по-настоящему, ему надо посвящать не менее 80% своего времени. Но я пытаюсь все это совмещать, и пока вроде бы получается. У меня внутри есть такой специальный моторчик, который пока работает. Сейчас мне 45, и мне нужно к 50-ти все эти дела оформить и заниматься уже только самым главным.

Фото и видео: из архива священника Дмитрия Николаева

Предыдущая запись Андрей Первозванный: самый русский из апостолов
Следующая запись Ведущие валютные стратеги назвали курс доллара в 2019 году

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика